Короче, я прочел книгу о Бакарди и она оказалась интересной. Очень интересной.

Конечно, прочтение этой книги поможет вам (щемить представителей Бакарди фактами,) лучше понять, как появился один из крупнейших алкогольных монстров на рынке.

Но, вообще-то, книга не об этом. Книга о семье и об истории семье, а еще о том, что происходит с семьей, когда она теряет свои корни. И, конечно о Кубе. О политике, революциях, Че Геваре, Фиделе Кастро, эмиграции семью в США и том, как начать все почти с чистого листа.

Том Гжелтен, журналист NPR (Национального Общественного Радио) — товарищ со стажем, сначала вел репортажи из Латинской Америки, а потом был направлен в центральную Европу, прославился ежедневными репортажами из Сараево во времена кризиса на Балканах.

И вот, он решился взяться за Бакарди. Почему? Как говорит сам Том — история семьи Бакарди (когда он только начал ее изучать) поразила его тем, что это больше чем просто история семейного бизнеса, это настоящая История, про людей, поколения и страну.

Для написания книги ему пришлось достаточно долго общаться с представителями семьи и с кубинцами, которые теперь живут в Майями. Кстати, в Майями самая большая кубинская диаспора в США. И не удивительно, ведь после того, как кубинские власти объявили о том, что страна встает на путь социализма, а весь частный бизнес подлежит национализации — многие кубинцы приняли решение покинуть родину чтобы “переждать” очередной жесткий режим в США, но, к сожалению для многих, правление Фиделя затянулось дольше чем предполагали многие из покинувших страну.

Но, вернемся к рому, семье Бакарди и Кубе.

В начале книги автор описывает как ром появился на острове. И, естественно, кто как не семья Бакарди ответственны за то, что ром на Кубе стал национальным напитком. Что-то похожее на ром тут, конечно, гнали всегда, агуардиенте — по сути, самогон из меласы и сока сахарного тростника. Штука жесткая и имевшая популярность в основном у бедняков. Пить в чистом виде это пойло было неприятно, а все потому, что процесс перегонки был уж очень колхозным.

В 1862 году месье Факундо Бакарди организовал свой небольшой бизнес по производству рома вместе с французом кондитером месье Боутейе. У того был небольшой перегонный куб и Факундо начал эксперименты по производству рома. Иронично, что примерно через 150 лет тоже с французами у компании Бакарди начнется замес по поводу рома Гавана Клаб, который, не решен до сих пор. То есть, с кем начинали с теми и продолжают. О замесе в книге тоже написано.

В общем, в чем был прикол рома от Бакарди? В том, что они стали делать его… вкусным? Не совсем — чистым. Вкусным они станут его делать чуть позже.

«A British physician touted the “chemical and physiological merits of rum” in a report to the British West Indies Committee, and as late as 1934 a Cuban doctor published a book entitled El ron Bacardi en terapéutica y dietética (Bacardi Rum in Therapeutics and Dietetics»

Tom Gjelten, Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.

Изначально цель дона Фокундо была сделать недорогой ром, который не стыдно было бы пить и продавать. Это получилось довольно-таки быстро и вместе с этим появилась главная фишка фирмы — козырный маркетинг.

До этого на Кубе не парились. Ром разливали в любую тару, от бутылок до банок. И продавали. Такой вот ресайклинг.

Но, месье Фокундо допетрил — для стабильного роста нужно, чтобы покупатель мог отличить твой товар от конкурентов. Так появился El ron de Bacardi — то есть ром от Бакарди. (Сюда можно вставить парочку красивых сторис о том, как появилась летучая мышь, но, что самое главное — у Бакарди появились этикетки и название, которые они наносили на тару.)

«A 1935 article in the New York Times cited “Bacardi” as an example of a proper noun that had entered the English language as a generic term, much as “Kleenex” and “Band-Aid” did later.»

Tom Gjelten, Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.

В общем — кул стори о том, как Бакарди стали брендом это одна из нескольких главных тем книги. Тут и не только становление бренда на Кубе, спонсирование телевидение, радио, спортивных команд, праздников, артистов и тд, но и отстаивание своей интеллектуальной собственности уже во времена после ухода с Кубы.

Вторая, не менее важная тема книги — то, как семейной компании удалось выжить (согласно статистике, семейные компании дотягивают в среднем только до 3-го поколения, а потом все идет очень плохо) и более того, превратиться в транснациональный конгломерат.

По этой теме в книге тоже много интересного, как компания открывала множество дочерних и взаимоподчиненных фирм для защиты собственного товарного знака, а потом — преобразовывалась в уже современный Бакарди Лимитед, для развития и успешной конкуренции на алкогольном рынке.

Покупке бренда Мартини посвящено буквально пару абзацев, и то, опять же в контексте того, как компания шла к успеху на мировом рынке. Ведь, в первую очередь, книга про семью Бакарди и про их отношения с Кубой, а не про фирму Бакарди и множество их дочерних брендов.

Еще одна тема книги — взаимоотношение внутри семьи и то, как они влияют на бизнес. Естественно, далеко не все члены огромной семьи были непосредственно вовлечены в работу компании и производство рома. Хватало баловней судьбы, тусовщиков и тех, кто просто был рад получать чек с дивидендами. Были и скандалы, громкие свадьбы и не менее громкие разводы.

“The only Bacardi of his generation named after his celebrated grandfather, Emilio got involved in anti-Castro underground work in Santiago with his wife Josefina; the two of them later escaped arrest only by climbing a fence at the U.S. Guantánamo naval base and taking refuge there.”

Tom Gjelten, Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.

Одни — организовывали революции на кубе, развивали культуру страны, поддерживали творчество и артистов, другие имели связи в мафии, лоббировали в правительстве интересы компании, а некоторые — вступали в ряды “революционеров”. Например, Вильма Эспин, из семьи Бакарди была женой Рауля Кастро и способствовала становлению режима Фиделя Кастро на Кубе. И, естественно, осталась на острове, когда большинство из семьи Бакарди его покинули.

В общем — дело семейное это всегда весело.

«Bacardi rum was advertised as “Sano, Sabroso, y Cubano”—Healthy, Flavorful, and Cuban.»

Tom Gjelten, Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.

И, самая драма, это тема того, как семейство переживало преобразование бренда бакарди из “кубинского” в “международный”. Для многих в семье Бакарди, появление бренда Havana Club на мировом рынке, который позиционировал себя как “настоящий кубинский ром” стало ударом не столько экономическим, а скорее репутационным и личным (особенно для старших поколений семьи).

«With its trademarks protected, the company would survive confiscation. Thanks to the business vision of Enrique Schueg, who had decided that the firm’s future lay in international expansion»

Tom Gjelten, Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.

Менеджеры и управленцы найдут в книге пару интересных моментов о том, как месье Энрике Шуэг (готов поспорить что многие фанаты бакарди даже не знают это имя), гениальный менеджер и управленец, организовал исход компании с Кубы с минимумом потерь и сумел сохранить интеллектуальную собственность компании. А потом, обеспечил задел для роста компании в новых условиях. В последствии его сменил Пепин Бош, при котором к производству в Пуэрто Рико, добавились еще дистиллерии в Мексике и Бразилии.

Ну и, естественно — замес с Перно Рикар по поводу бренда Havana Club. Почти детективная история о лоббировании интересов компании в правительстве США, покупкой прав на товарный знак и бесконечными судами. Это уже Бакарди Лимитед — мировой алкогольный монстр, только-только вошедший в тройку лидеров алкомира. И, новое видение компании семьей — теперь это мультибрендовая корпорация. Переломный момент наступил с покупкой бренда Мартини, тогда в компании осознали, что пора отходить от философии одного продукта и начали поглощать бренды.

Бакарди даже боролись за водку Абсолют с Перно Рикар, оспаривали право на владение брендом Гавана Клаб, и начали скупать перспективные бренды.

«Beginning in the 1960s, the main advertising theme was Bacardi’s “mixability.” It went with soda. An especially long-running ad campaign featured the Bacardi bat logo or another Bacardi symbol alongside various soft drink brands, with the caption “Bacardi. The Mixable One.»

Tom Gjelten, Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.

Кстати, покупка Мартини не случайна — это способ зайти на рынок восточной Европы и укрепить свои позиции в Европе в целом. В США не было проблем с маркетингом. Бакарди одним из первых (на ряду с водкой) стал рекламировать себя как напиток для коктейлей и миксов с лимонадами. В Европе же ром не пользовался такой повальной популярностью как в США, и приобретение зарекомендовавшего себя бренда вермутов, зарекомендовавших себя у потребителей был очень даже оправдан.

«In an effort to keep up with its rivals, Bacardi had bought Martini & Rossi vermouth in 1992, Dewar’s whiskey and Bombay Sapphire gin in 1998, and Cazadores tequila in 2002. Those acquisitions nevertheless still left Bacardi trailing Diageo, the spirits industry giant, and in 2004 the company purchased Grey Goose vodka for more than two billion dollars.»

Tom Gjelten, Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.

В общем и целом, что? Читайте книгу — на амазоне она стоит как пара смешанных дринков. Есть ли она на русском? Нет. Стоит ли ее прочитать чтобы шемить представителей бакарди фактами? Определенно, но, не для того, чтобы резко понять в чем прикол и секрет успеха компании Бакарди, а вот чтобы понять насколько сложно заниматься алкогольным бизнесом — вполне.



Не забывайте подписываться на страницу блога в INSTAGRAM, еще есть канал блога в телеграме (чтобы раньше всех узнавать о новых статьях в блоге, общаться со мной и смотреть забавные гифки), страницу блога в фейсбуке (чтобы быть в курсе последних новостей из барного и алкогольного мира) и вконтакте, а так же делится понравившимися статьями с друзьями в социальных сетях.

One Reply to “Обзор книги: Bacardi and the Long Fight for Cuba: The Biography of a Cause.”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *